У нас на сайте есть все: пошлые анекдоты, сборник анекдотов, приколы юмор, анекдоты и афоризмы, смешные рассказы и анекдоты

RusHumor.com - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты Рус-хумор - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты RusHumor.com - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты Рус-хумор - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты
RusHumor.com - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты
Рус-хумор - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты
RusHumor.com - черный юмор, юмористический портал, смешные рассказы и анекдоты


Главное меню
  Список тем
  Новые рассказы
  100 лучших
  Открыть наугад
  Реклама на сайте


Список тем
   · О женщинах
   · Про мужиков
   · Он + Она
   · Про компьютеры
   · О компьютерщиках
   · Хроники
   · Истории из жизни
   · Про зверушек
   · Пародии
   · Развлечения
   · Инструкции
   · Остальное
   · Задачи и тесты
   · Черный юмор
   · О детях
   · Диалоги
   · Законы Мэрфи
   · О работе
   · Анекдоты
   · Про игры
   · Если ... то ...
   · Авто юмор
   · Энциклопедии
   · О вредном


Друзья

Хотите Подарок?
Voffka Top
Я ПлакалЪ
PostNext
Скуке НЕТ!!!
puzoff.com
Не стой под ГРУЗом!
Тутолмин.Ру
http://setka-moskitka.ru/ установить москитные сетки на пластиковые окна.

Счетчики










 
комментариев: 0 всего просмотров: 14886
положительных голосов: 361 отрицательных голосов: 136
нейтральных голосов: 489 cуммарный бал: 719.4
 
 

НЕ ПОНРАВИЛОСЬ (-1)   --   прочитал (НЕ ОЦЕНИВАТЬ)   --   ПОНРАВИЛОСЬ (+1)

послать рассказ на телефон Получить этот рассказ на свой сотовый телефон! послать рассказ на телефон

12 числа 2-го месяца.
Aоняют. Нынче была проверка на выносливость - весь наш батальон бегал вверх-вниз по главной лестнице Ангбанда, шарахаясь от встречных барлогов. После пяти таких пробегов никто уже не мог стоять на ногах, тогда нас просто спихнули вниз - к биолабораториям - и открыли какую-то дверцу. Дверцу размером со средней величины гору. Когда оттуда высунулась любопытная морда Глаурунга, батальон дружно побежал вверх, да так резво, что дракон успел слопать только толстого Умфарга да еще пяток отставших. Остальные благополучно добрались до узких пролетов - Глау туда не помещается, ему наверх другой дорогой. Он шутки ради плюнул нам вслед пламенем, но это пустяки, дело житейское. Троих пожгло.

Вечером были политзанятия. Проводил Уртханг. Объяснял, какие эльфы сволочи, скандалисты, склочники и головорезы. При этом - слабаки, только и знают из кустов стрелами кидаться. Сильмариллы, говорит, нашенские, сделал их не Феанор, а Припердюм, орк-оружейник, чье чучело до сих пор стоит в красном уголке.

Скоро пойдем в набег.


16 числа 2-го месяца.
Cаступил в караул на родине - в памятной 5-й лаборатории Большого Босса. Здесь все родное - колбы, пробирки, магические усилители. На стене - эльф в разрезе (плакат), орк в разрезе (бедняга), и несколько жутковатых промежуточных форм. Здоровенные чаны, теряющиеся в темноте. Все родное. На глаза слезы наворачиваются. Это все воздух - такого нигде нет... Саурон как-то вошел без респиратора - минуты не прошло, хлопнулся, даром что майар. Привычка нужна.


44-го числа 2-го месяца.
Oодили в поход. После него поймали Уртханга и крепко избили. "Эльфы - слабаки, эльфы - склочники, только и знают, что друг дружку резать". Не знаю, нашему брату они глотку режут не хуже.

Короче, вышли мы в лес. Шли тремя отрядами - в пределах визга, чтоб подстраховать при надобности. Впереди Тальхур вышагивал, его первого и пришпилили к стволу. Стрелы летели со всех сторон - мне повезло, стрела прошла под надгрудником, слегка оцарапав. Я, не будь дурак, шлепнулся в кучу наших и закатил глаза.

Те два отряда, что должны были нас страховать, попросту наложили в штаны. Ближний еще попытался дернуться, но авангард провалился в ловчую яму и остальные отступили с героическим визгом. Третий же вообще состоял из новобранцев, только от матерей оторвали, Тулкас их задери. Ветеранов пятой лаборатории не осталось почти. Мамки теперь орков рожают, разжижают кровь. Тьфу.


22-го числа некоего месяца.
Iять недель не вылезаем из болот. Ищем Гондолин. Никак не найдем - да и с чего бы ему тут быть? Эльфы в болота не лезут, им бы в лес, где посуше. Но - ищем здесь. И мы при деле, и живые. Лейтенанта Ингхака я что-то крепко зауважал.


25-го числа того же месяца.
Iирпук сошел с ума. Бегает по лесу, заглядывает под камушки, приподнимает, кряхтя, старые полусгнившие колоды - ищет потаенный город. При этом истошно вопит: "Гондолин! Вылезай, я тебя видел." Хотели его пришибить, но он здоровый, вырвался и убежал.


29-го числа.
Oгнали лейтенанта Ингхака, прислали Уртханга. Этот шибко умный, вытурил нас из болот и повел в горы. Чую, не к добру. А ну как найдем?


30-го числа.
Eогда приперлись к подножиям крайне несимпатичных гор, лейтенант сразу погнал нас по ущельям. Пильхак, бедняга, сверзился с уступа в пропасть - в лепешку. Уртханг от этого перевозбудился, заорал, что это, мол, эльфийские чары и что цель близка. Когда полотряда повисла цепочкой на отвесной скале, откуда-то вывернул этот идиот Пирпук со своим истошным "Гондолии-ин!" Народ посыпался со скалы горохом, трупы убирали до вечера.


2-го числа следующего месяца.
Чего-то нашли. Видимо, не Гондолин, но мало не показалось. Спаслись трое, и то случайно. Тилгук, молодчина, прорубился к водопаду и сиганул в него, захватив и меня. Выбравшись, встретили отряхивающегося Уртханга. Взяли его с собой - на случай крайнего голода на обратном пути.


12 числа 38 месяца.
Aлаурунг захворал, видимо, простыл во время последней вылазки. Чихает, исходит соплями, угробил уже уйму народу - сморкается чистым напалмом, червяк фигов. Большой босс уже два дня пытается изобрести аспирин, но пока не получается. Вчерашний порошок, который тачками вывозил туда 6-й взвод, оказался рвотным. А ребята были неплохие.


14 числа того же месяца.
Aлау теперь чихает, причем так, что трясется весь Ангбанд. Какая жалость, что эльфов разбили еще год назад, сейчас бы это получилось эффективнее. Глаурунг бьет собственные рекорды, в последний раз прожег две соседние стенки и обрушил гору на садок с собственными детками. В лепешку. А малыши были чудесные и нести караул у них было одно удовольствие. Крутанешь его за хвостик, он из пасти струйку дыма и пламени. Хочешь сковородку грей, хочешь - прическу товарищу подправь.


18 числа.
Aлаурунг поправился, во всяком случае температура у него нормальная, можно пару минут рядом постоять. Правда характер у него испортился окончательно, с кормежки из десятка ребят возвращается один-двое. Ладно, скоро его должны выпустить - будет полегче.


48 числа 14-го месяца.
Nаурон наплел чего-то Большому Боссу, ему выделили специальную лабораторию и сотню наших из новеньких. Меня он, по старой памяти, взял к себе, но не подопытным, а подручным. Вести наблюдения, делать записи и отчитываться перед Большим Боссом, если получится как всегда (а начинания этого вундеркинда всегда кончаются скандалом).

Итак, Саурон задумал научить орков летать. Ввиду не очень давних событий, когда какая-то психованная эльфа на дельтаплане из крыльев летучей мыши влетела в тронный зал и вывинтила сильмарилл из короны, Босс решил ответить тем же. Теперь Саурон каждое утро гонит десяток новоиспеченных десантников на Ветровой утес и, прикрепив к их спинам различной конструкции крылышки, спихивает вниз. На утес он их гонит по моему совету - меня достало убирать трупы из лаборатории, а под Ветром у нас питомники, так что кормежка волков тоже упростилась. Я слежу за расходом крыльев. Честно говоря, если бы не освобождение от строевых занятий я бы посоветовал Саурону не мучиться и угробить их всех скопом - все равно партия бракованная, экспериментальная. Хотели сделать их еще свирепее, но передержали и они все поголовно облысели и стали заикаться. К тому же все почему-то хромые, и все на правую ногу - Большой Босс строго запретил им ходить строем. Мы-то ничего, а вот барлоги от смеха сильно раскаляются и проплавляются на нижние этажи.


79 числа.
Iесяц я кайфовал с Сауроном, но вчера этому настал конец. Большой Босс вызвал его для отчета - и вовремя, кстати, так как экспериментальный материал кончился и начальник начал нехорошо поглядывать на меня. Саурон доложил, что пробовал крылья двадцати восьми видов, испытал четырнадцать типов креплений, разработал теорию гладкого и ступенчатого взлета, тактику ближнего и дальнего воздушного боя, придумал приспособление, позволяющее производить посадку на воду, технику стрельбы из лука в перевернутом положении, способы передачи сообщений, а также написал поэму, рассказывающую о приключениях Большого Босса в Валиноре. У меня глаза вылезли на лоб, а так как он у меня отнюдь не роденовский, то скоро я заглядывал себе за спину - но Большой Босс был доволен. Он уже почти отпустил нас, распорядившись о новых добровольцах-воздухоплавателях, но потом вдруг предложил что-нибудь продемонстрировать. Саурон позеленел, но, не осмелясь ослушаться, приказал мне надеть крылья номер двенадцать и продемонстрировать Боссу приемы высшего пилотажа. Тут уже позеленел я.

Крылья номер двенадцать - редкостно ублюдочный вариант, так как они не привязываются, а привинчиваются. Слава богу, я успел вывернуть ржавые шурупы и просто приставил их к плечам, покрепче ухватившись за ручки. Элегантно помахивая довольно-таки тяжелыми конструкциями (я так и не смог убедить этого великого ученого делать их полегче) я прошелся туда-сюда перед Боссом, страстно надеясь, что этого будет достаточно. Но тот приказал лететь.

Саурон вякнул было про Ветровой, но мне совсем не улыбалось пойти на корм волкам, так что, сославшись на нелетную погоду, я быстро взобрался на скамью и спрыгнул с нее вниз. Босс заинтересовался, но предложил повторить - он-де, не совсем разглядел детали. Я повторил. Потом еще. И еще. Когда я налетал, по моим подсчетам, уже больше, чем полторы высоты Тонгородрима, взгляд Босса вдруг упал на злополучный подсвечник, с которого его бомбардировала своими куплетами придурочная Лучиэнь - и Босс тоже начал зеленеть. И предложил мне слетать туда и чего-нибудь спеть самому.

Я сказал, что не умею петь. Он сказал, что это к лучшему - чем отвратительнее это будет, тем большей ненависти он преисполнится к этому делу и тем меньше будет шансов на его повторение. Я сказал, что имел в виду именно это - мой голос настолько чарующ и пленителен, что ему наоборот может понравиться, а это чревато. Босс удивился и предложил мне спеть. Я спел. Босс заткнул уши и снова погнал меня наверх.

Тут чудовищно некстати вмешался Саурон и сказал, что взлет будет наиболее эффективным, если его стимулировать. То есть, если летчику на земле угрожает какая-то опасность, он взлетит гораздо быстрее и продержится в воздухе гораздо дольше. Я горячо возразил, что это вещи совсем несвязанные, и что наоборот, полет требует полного сосредоточения и чем меньше факторов отвлекает от него, тем лучше. И вообще, летать лучше всего в полном одиночестве и в маленькой комнатке с низким потолком. Саурон сказал, что такие мои заявления не согласуются с результатами эксперимента, и что останки Шуграта, которого Саурон пугал чучелом эльфа, были найдены в вольере номер шесть, самом дальнем от утеса, в то время как подавляющее количество других десантировалось в более ближних вольерах, о чем говорит хотя бы кривая прироста живого веса содержащихся там животных. Я ответил, что Шуграт был орк меланхоличный и погруженный в себя, и что такой пустяк не мог вывести его из состояния самосозерцания. Тут вмешался Босс и предложил Саурону меня простимулировать.

В качестве стимулятора был выбран Кархорот-младший. Я почему-то пожалел, что не пошел со своим батальоном штурмовать Наргоротронд, а потом мысли в моей голове кончились. Удирая от волка я сделал два круга по тронному залу, потом выкинул мешавшие бежать крылья и полез вверх по портьере. В тот момент, когда Кархорот, встав на задние лапы, попытался сдернуть ее, я переполз на какой-то карниз и побежал по нему. Пробежав с десяток шагов подскользнулся и полетел было вниз, но по дороге наткнулся на какие-то торчащие из стены рогульки и повис, зацепившись поясом и курткой. Переведя дух я обнаружил, что вишу именно на том подсвечнике, с которого выступала заезжая шансонетка.

Снизу на меня с восхищением взирал Большой Босс, а Саурон ему втолковывал, что без крыльев мне потребовалось на все восемнадцать секунд, значит с крыльями это все займет не более пяти, а если воспользоваться гороховыми ускорителями, то и вовсе три. И это - крылья номер двенадцать, не лучший, вообще говоря, вариант, хотя и наиболее простой и надежный. Еще минут двадцать он высказывался в том же духе, я болтался на стене, а Большой Босс о чем-то размышлял. Потом они ушли, а я так и остался висеть - о чем не очень сожалел, так как они забыли в зале Кархорота.


34 число.
Приставили меня к Готмогу ординарцем. Прошлого слопал Глаурунг. Готмог воображает, что дракон находится под его командованием и регулярно пытается донести до него свою командирскую волю. Земноводное реагирует однообразно, Готмог некоторое время ждет назад посланца, потом ждет выполнения приказа, потом идет скандалить. Первое время писал рапорты Большому Боссу, но Глау у того ходит в любимчиках, так что теперь этот несравненный полководец перестал изводить бумагу и пытается извести дракона. Например на прошлой неделе, зная, где червяк будет переходить через Нарог, послал три наших роты повынимать арочные камни из моста. Дракон сверзился в ледяную воду, вскипятил ее, вскипел сам и вылез разбираться... Какой все-таки Готмог дурак! Он сидел и наблюдал на пологом берегу, в то время как мы забрались на обрывистый. И долго наблюдали скачки по полям, я даже выиграл у Притцакха его месячное жалованье.


96 число.
Полмесяца назад Готмог дал мне первое серьезное задание - привести два батальона из новеньких к Лиловому проходу, там соединиться с барлогом по имени Памбук и идти выкуривать эльфов из укреплений в верховьях Сириона. Он-де с основным войском там нас будет ждать, мы должны будем подойти скрытно и ударить эльфам в тыл. Ладно, повел.

Знал бы я, что этот Ганнибал путает верховья Сириона с верховьями Нарога, тыл с фасадом, а правое с левым - лучше пошел бы, поиграл в салочки с Глаурунгом. Естественно, никакого боя не было, и не было никакого тыла - на нас поперла сразу вся немаленькая эльфийская рать. Памбуку подпортили шкуру, даром что барлог - заорал дурным голосом и удрал куда-то в сторону Мглистого. Я отступил в Лиловый, там мы отбивались до вечера, положили кучу наших... Новеньких я даже зауважал - дрались отменно, жаль что с трехсот их число сократилось до пятидесяти. Пришлось отступать ночью и шлепать прямо по руслу чертовски холодного ручья, а потом сплавляться по Створчатому порогу с помощью наскоро связанных плотов. После порога мы удрали в лес и там сидели неделю, потом какими-то звериными тропами пробрались обратно в лагерь.

В лагере нас ждал багровый от ярости Готмог. Оказывается, он тоже потерпел поражение, и, естественно, из-за меня. Ибо я должен был, оказывается, не шастать по горам с тремястами молодцев и придурком Памбуком, а с пятьюстами отборных сорвиголов тайно следовать за основным войском Готмога. И когда, якобы разбитое в сражении, оно побежит, захлопнуть ловушку и завершить полный и окончательный разгром нарожской группировки противника. На деле же притворное бегство вскоре стало взаправдашним, потом паническим, а что было потом мне расскажут пятеро оставшихся в живых парней. Когда их немного подлечат. А мне за невыполнение приказа, утерю барлога и в силу прочих обстоятельств грозит трибунал.

На мое счастье в лагерь в это время ввалился мрачный Глаурунг. Наш Наполеон сыграл с ним очередную шутку, отправив искать главные эльфийские силы в непролазных топях Жиреха, которые наш дракоша и осушал последние полтора месяца. Увидев своего строптивого подчиненного, Готмог забыл про меня и куда-то очень заторопился. Я ушел в палатку и со злости лег спать.


97 число.
Готмог сидит на остроконечной скале, а под скалой разлегся Глаурунг. Наш Македонский делает вид, что эти два события никак не связаны, пытается командовать оттуда. Несколько раз посылал за мной, но я просил передать, что сижу на гаупвахте. Нашел дурака.


99 число.
Жуков наш все еще на скале. Сегодня ему изменила выдержка и он начал орать, что посылает Глаурунга на юг. Глау послал его еще дальше, а потом предложил ему спуститься и отдать ему приказ по всей форме. Готмог ответил, что он не нанимался делать разъяснения для всяких тупых ящериц, и что если Глау не подчинится, то он, Готмог, разозлится окончательно и покажет ему где зимуют гномы. Дракон ответил, что всегда мечтал разузнать об этом побольше, и что он согласен еще подождать. Ждет.


100 число.
Видя, что Готмог дошел до ручки, я решил ему помочь. Послал к дракону Ривцака с сообщением, что в окрестностях лагеря околачивается Турин Турамбар. Саурон как-то проговорился Глаурунгу, что Турин его когда-нибудь кокнет, так что Глау, с тоской поглядев на все еще недоступного Готмога, заторопился в Ангбанд. Ривцака он практически не тронул. Во всяком случае, не доел.


12 числа 1 месяца.
Выступили в первый большой поход. Будем бить эльфов. Эльфы стоят у ворот Ангбанда, а мы идем на север. Все-таки у Босса голова варит - не то, что моя дубина или пеньки придурков из второго взвода.

Называется все это - обходной маневр. Мы сначала пойдем на север, потом на восток, потом на юг, потом на запад, потом опять на север, и ударим эльфам в тыл. Они попадут в клещи и будут разбиты наголову. Все это я слышал на Совете, так как мне выпало там быть караульным.

Становится холодно.


3 дня спустя.
Становится еще холоднее.


17 числа.
Все еще идем на север. Саурон называет это глубоким обходным маневром. Куда уж глубже - снегу по уши, барлоги шипят, как багровые яичницы.

Вспомнилось, что на Совете Сау протестовал против того, чтобы мы брали с собой теплую одежду. Бои мол, будут идти на юге, и там она может помешать. Тогда мне это показалось очень умным. Сейчас - не очень. Холодно.


18 число.
Потух барлог Толбачик. Темная ему память. Сау сказал, что когда-нибудь оживет снова. С трудом верится.


20 число.
Повернули на восток. Вчера засыпало снегом четвертый взвод. Насилу их откопали и растерли, чтоб не померли. Услышал от них пару новых слов. Надо запомнить.


29 число.
Повернули на юг. Скоро будет значительно теплее. А пока что идем скорым маршем. Впереди кто-нибудь из барлогов протапливает лед и снег. За ним взвод орков. Потом еще один барлог, потом еще взвод. И так далее. Такой строй - мое изобретение. Саурон сначала установил всех барлогов впереди - они растопили разом несколько кубов льда, третий взвод захлебнулся, а пятый шел уже по чистому катку и поднявшийся ветер унес их куда-то вдаль. Искать мы не пошли.

Саурон от холода уже дважды пытался развоплотится. Но мы начеку и вбиваем его обратно в бренное тело. Нынче его, кстати, никто не назовет Черным. Саурон Синий - так будет точнее.


39 число.
Неделю назад у Саурона сломался компас, так что идем по звездам.


42 число.
Звезды завели нас обратно в Ангбанд. Не сказать, что мы очень расстроены. Фиг с ними, с эльфами... Большой Босс закатил нам такую взбучку, что мы отогрелись за все предыдущие дни. Добрый он.


12 число 3 месяца.
Саурон вызнал, что я умею писать и сосватал к себе в научную часть. Она была организована по приказу Большого Босса, которого взбесили наши потери на Дориатском фронте. Выяснилось, что эльфы-лучники безнаказанно расстреливают ребят из своих укрытий. Стреляют они метко, так что сколько бы наши на себя железа не вешали, все равно они находят щелку.

Первым изобретением Сау была броня вообще без щелей. На обутого в железные сапоги орка надевается нечто вроде цельнокованого ведра. В ведро вставлено и жестко закреплено копье. Результат очень смахивает на ходячий кофейник с длинной ручкой. Выстроенные в ряд такие кофейники производили сильное впечатление - пока не начинали двигаться. Ибо идти в ногу, стройно и одновременно они не могли, тут же начиная сталкиваться друг с другом и производя при этом чудовищный шум. Пробы на пересеченной местности привели к еще более плачевному результату - на фоне пошлого кастрюльного дребезга выяснилось, что держать направление эти тевтонцы не способны - еще бы, ведь для большей безопасности Саурон не сделал в этих консервных банках отверстий для глаз. Не прошло и пяти минут, как кофейники разбрелись кто куда, сталкиваясь друг с другом и звеня как свихнувшиеся колокола.

Дело запахло скандалом, но Сау не растерялся и тут же внес рацпредложение. Он предложил жестко сковать два десятка ведер в шеренгу, чтобы возможности разбрестись или пойти не туда просто не было. Большой Босс просветлел, кузнецы взялись за дело и через два часа первый в истории хирд был готов. Четвертый взвод нырнул в свои железные бочки - стальная стена двинулась на врага. Воодушевленный Саурон, повернувшись к Боссу, начал что-то вдохновенно вещать, размахивая руками и изредка пуская в небо молнии - но стремительно потемневшая физия Мелькора заставила его оглянуться.

На пути хирда попался небольшой овражек. Правый фланг, вдруг потеряв почву под ногами, вывалился из скорлупы на землю. Этот край боевого суперкофейника повис в воздухе, строй перекосился, в середине споткнулись - и железная стена перевернулась. Из ведер левого фланга народ повылетал, в середине же над верхними обручами кое-где торчали дергающиеся ноги.

Большой Босс выразительно посмотрел на Саурона и отправился в ставку. Саурон поплелся за ним, по дороге бубня, что если обуть орков в сапоги с острыми шпорами, то и такой разлет можно обернуть себе на пользу.


22 число 3 месяца.
Саурон очень хотел реабилитироваться перед Боссом, и подготовил ему сюрприз. Сюрприз назывался миниорком.

Суть дела, как мне объяснил Сау, в следующем. Орки большие, поэтому их видно, и поэтому в них можно попасть из лука. Следовательно, если орки будут маленькие, то попасть в них будет труднее. Отсюда возникает необходимость в двух препаратах - минимизине, уменьшающем орка до размера таракана, и максидрине, возвращающем храброму воину первоначальный размер. Но означенное возвращение размера будет произведено в глубоком тылу врага, что неминуемо должно привести к победе.

Вдохновленный Саурон запрерся со мной в лаборатории и начал свои опыты. Я едва успевал строчить формулы, которые он мне диктовал. Не прошло и недели, как минимазин и максидрин были готовы. Я благоразумно предлагал этому Бойлю- Мариотту провести сначала испытания в лаборатории, но он не слушал и сразу поперся докладывать Боссу.

Я не знаю, что он ему наплел, но когда в тронной зале появился я и назначенный в подопытные кролики восьмой взвод, сияющая рожа Большого Босса затмевала блеск сильмариллей в его головном уборе. Он аж подпрыгивал от нетерпения и приказал немедленно приступать к демонстрации.

Я вытащил банку минимазина и с помощью мерной ложки наполнил серым порошком первую пятерку. От его вкуса узкие глаза подопытных стали похожи сначала на иллюминаторы, потом на воткнутые в глазницы круглые бутылки. Минимазин подействовал резко - через секунду перед нами лежала кучкой одежда и оружие первых минималистов. Сами первопроходцы полностью потерялись в собственных шмотках - Кувропа мы, например, извлекли из его собственного сапога. Задохнувшегося.

Большой Босс немного помрачнел. Саурон, чтобы скрасить несколько смазанное впечатление, мигнул мне - давай, мол, максимизируй. И я начал впихивать в маленьких поганцев максидрин.

Вообще-то я их понимаю - максидрин наш Ломоносов додумался сделать в виде капсул. Размерами эти капсулы были точно в размер головы минимизированных орков, и поэтому накормить их этим снадобьем было трудненько. Питлоху я чуть не свернул шею, Рифжиху и Пиркутху вывернул челюсти, и только Фритлук умудрился орбойтись без моей помощи - он, как удав, всосал в себя гигантских - для себя - размеров горошину.

Результат не замедлил сказаться - четверка увеличилась до нормальных размеров. Вернее, почти до нормальных - как я и думал, наш Лавуазье напутал и с дозировкой, и с составом. Вместо классических пропорций гориллы подопытные приобрели стать, скорее, паука. При этом с них облетели волосы, зубы и еще что-то. Короче, Босс нас выгнал.


28 число того же месяца.
Саурон снова напросился на демонстрацию. На этот раз он заявил, что учел уроки предыдущих опытов и новая модель оркус минимаксикус лишена каких-либо недостатков.

Во-первых, ввиду того, что оружие минимизации не поддавалось, он встроил в подопытных устрашающего вида стальные челюсти. Как ему удалось выяснить, это единственное, что минимизируемый может взять с собой в свой минимальный мир.

Во-вторых - теперь в виде таблеток выдавался уже минимизин, а максидрин представлял собой жидкость.

Босс заинтересовался. Наша вторая пятерка экспериментаторов выстроилась в шеренгу и по команде заглотила таблетки. Вернее - попыталась заглотить. Наспех сляпанные стальные челюсти смыкались не до конца, таблетка болталась между ними, как маковое зернышко в эмалированном тазике. У меня зародилось нехорошее чувство, но Саурона надо было выручать - я выловил капсулы, заставил экспериментаторов открыть пошире пасти и забросил таблетки прямо на язык. Бинчукх, конечно, сразу же поперхнулся, и его кашель, сопровождаемый лязгом суперчелюстей мне запомнился надолго.

Подопытные предусмотрительно сменили портянки, так что наружу все выбрались живыми. С минимизацией мы явно переборщили - были они уж очень маленькие, с булавочную головку, не больше. Я поймал одного из них на ладонь - кажется, это был Глох, но он пустил в ход свои челюсти - больно, блин - и смылся куда-то в ворох одежды.

Я покапал максидрином на камушек, чтобы они могли принять свой обычный вид. Минималисты закопошились у лужицы, минута, другая - ничего не происходило. Мои подозрения переросли в уверенность - выпить чего-либо из-за стальных вафельниц, присобаченных к челюстям, подопытные не могли. Тем более, что в нижней челюсти у них были дыры - перед демонстрацией Саурон их наскоро замазал, но замазка, видимо, успела вылететь.

С тех пор Большой Босс запретил Саурону заниматься химией. Минималисты каким-то образом научились размножаться, и теперь они стали форменным бедствием Ангбанда. Стоит лечь и попытаться заснуть - в тебя впиваются стальные челюсти, а если успеешь зажечь свечу, то можешь увидеть темную фигурку, удирающую в ближайшую щель. Барлогов они вроде не трогают, а вот Сау с недавних пор явно не высыпается.


НЕ ПОНРАВИЛОСЬ (-1)   --   прочитал (НЕ ОЦЕНИВАТЬ)   --   ПОНРАВИЛОСЬ (+1)

[в начало]
 

 

Copyrights © 2006 - 2015, Deg026